5 знаменитых героинь, которых авторы книг списали со своих любимых женщин

Михаил Булгаков и его «Маргарита»

«Несмотря на все, несмотря на то, что бывали моменты черные, совершенно страшные, не тоски, а ужаса перед неудавшейся литературной жизнью, если вы мне скажете, что у меня была трагическая жизнь, я вам отвечу: нет! Ни одной секунды. Это была самая светлая жизнь, какую только можно себе выбрать, самая счастливая», — писала она в 1950-е годы, уже после смерти Михаила Булгакова.

Марлен Дитрих — Жоан Маду из «Триумфальной арки» Ремарка

Их любовь была и яркой, и драматичной, и порой жестокой. И все, в чем Равик мог бы упрекнуть Жоан — непостоянство и холодность, поиск новых ощущений и любовных связей — мог бы сказать и Ремарк своей блистательной возлюбленной. Он написал ей множество страстных писем, которые опубликованы отдельной книгой. И ее можно назвать еще одним романом писателя, возможно, самым лучшим.

«Милая, дарованная Богом. Я думаю, нас подарили друг другу, и в самое подходящее время. Мы до боли заждались друг друга», — писал ей Ремарк.

Но и в жизни писателя, и в книге под этим сияющим фасадом таилась печаль. Талантливая и прекрасная Николь Дайвер, как и Зельда в реальной жизни, страдала от психического расстройства. Дик Дайвер был фактически опустошен и раздавлен недугом своей жены, и в конце концов опустился. Но зато Николь, получив опору в ускользающей от нее реальности, исцелилась. Жизнь Фицджеральдов сложилась печальнее — он умер от инфаркта в 1940 году, а она погибла в пожаре в клинике для душевнобольных спустя 8 лет.

«Зацелована, околдована» Николая Заболоцкого

Николай Заболоцкий славился своим сложным характером и презрительным отношением к женщинам. Любовная лирика ему была чужда. Несмотря на это, брак поэта сложился весьма удачно. Он женился на однокурснице Екатерине Клыковой — стройной, темноглазой, немногословной, которая стала прекрасной женой, матерью и хозяйкой. «Лучшая из женщин», — писал о ней Евгений Шварц.

Екатерина отдавала мужу всю себя, помогла ему пережить заключение и ссылку, выхаживала после инфаркта, но ни любви, ни заботы особо не видела. И вдруг, в возрасте 48 лет, она влюбилась в писателя и известного сердцееда Василия Гроссмана и ушла. «Если бы она проглотила автобус, — пишет сын Корнея Чуковского Николай, — Заболоцкий удивился бы меньше!»

На смену удивлению пришли ужас и растерянность. Горе привело его к 28-летней Наталье Роскиной — малознакомой даме-редактору, которая любила его стихи. Но эта связь никому не принесла счастья. Заболоцкого разрывали чувства — он был очарован Натальей, но скоро осознал, как любит бывшую жену.

Так и родился цикл лирических стихов «Последняя любовь», посвященный жене Екатерине и ставший одним из самых пронзительных в российской поэзии. Особняком в нем стоит «Признание» — настоящий шедевр. Хотя оно считается единственным стихотворением в цикле, которое поэт посвятил Наталье, есть мнение, что здесь слились образы сразу обеих женщин. Да, и кстати, жена Екатерина вскоре вернулась к поэту — возможно, она впервые поняла, что он ее действительно любит.

Джон Толкин и эльфийская принцесса Эдит

Джон Рональд Руэл Толкин списал одну из своих главных эльфийских героинь со своей жены, красавицы Эдит Брэтт — невысокой, черноволосой, тонкой, легкой и музыкальной. Романтичный юноша влюбился сразу, встретив ее в ранней юности в пансионате.

Однажды в первые годы супружеской жизни они гуляли в лесу, и Толкин потом восторженно писал: «Солнце пронизывало ветви деревьев и золотило высокие стебли. Волосы Эдит казались черными, как вороново крыло, серые глаза сияли. Она чудно пела — и танцевала в солнечном лесу!»

Танец жены вдохновил писателя на создание истории о любви смертного воина Берена и эльфийской принцессы Лютиэн Тинувиэль, которая стала центральной в книге «Сильмариллион». Берен впервые видит Лютиэн танцующей в лесных зарослях болиголова. История Арагорна и Арвен во «Властелине колец» стала пересказом этого пронзительного сюжета и в таком виде первой увидела свет.

Но никакие проблемы и превратности не смогли омрачить света этой юношеской любви, и прекрасная эльфийка Эдит-Лютиэнь всю жизнь танцевала на лесной поляне, спрятанной в сердце писателя. «Мы всегда (особенно оставшись одни) встречались на лесной поляне и столько раз, рука об руку, уходили, спасаясь от тени неминуемой смерти вплоть до нашей последней разлуки», — писал Джон сыну после смерти любимой жены.

5 знаменитых героинь, которых авторы книг списали со своих любимых женщин