Реальная история «Tumaнuка»: любовь, которую невозможно ни погасить, ни утопить

Ида была единственной пассажиркой «Титаника», отказавшейся сесть в спасательную лодку, потому что не хотела разлучаться с мужем.

«Мы много прожили вместе. Куда ты, туда и я», — твердо сказала эта женщина.

 

«Она уступила место горничной»

Чета Штраусов возвращалась на «Титанике» домой, в Нью-Йорк, после европейских каникул. Они оба эмигрировали из Германии в 60-е годы 19-го века и по сохранившейся до сих пор нью-йоркской традиции предпочитали общение в своей диаспоре.

«Они приплыли в Нью-Йорк на разных кораблях. А когда встретились, то это была любовь с первого взгляда», — рассказал праправнук Штраусов Бретт Глэдстон.

Пара была неразлучной и расставалась лишь когда бизнесмен Штраус, совладелец крупнейшей сети супермаркетов Macy’s, покидал Нью-Йорк по делам или когда, будучи представителем конгресса, отбывал в Вашингтон.

Но и тогда, каждый день Ида и Исидор писали друг другу письма, даже если разлука длилась всего неделю. У них было семеро детей.

Историю жизни и смерти Иды и Исидора их наследник Глэдстон узнал в детстве от прабабушки Сары (1878-1960), третьей дочери Штраусов, а та слышала ее из первых уст — от уцелевшей горничной Штраусов Эллин Берд. Именно ей уступила Ида свое место в лодке номер 8, предназначенной для пассажиров первого класса, и протянула свое меховое манто — «оно мне больше не нужно». И то и другое помогло горничной выжить на ледяном ветру северной Атлантики. Она пережила трагедию на 40 лет.

«Мой прадедушка старался спасти жизнь Иды. Он сделал вид, что тоже садится в лодку, и Ида уже погрузилась в лодку, когда поняла, что это была лишь ложь во спасение. Она выбралась назад на корабль и уступила свое место горничной», — рассказал Глэдстон, преуспевающий адвокат.

История этой любви фигурировала в нескольких художественных и документальных лентах, пара мелькнула в эпизоде культового блокбастера Джеймса Кэмерона, в котором главными героями являются вымышленные персонажи. «В «Титанике» Кэмерона Штраусы лежат в объятиях в своей каюте, и вода медленно поднимается со всех сторон…

На самом деле все было не так. Они сидели в креслах на палубе, взявшись за руки, а свободной рукой прощально махали отплывающим лодкам. «Они выглядели спокойными — так описали их очевидцы», — рассказал Глэдстон.

Он входит в число сопредседателей мемориального общества Иды и Исидора Штраус — в нем свыше 300 человек. Все они — потомки пары, ставшей символом любви и верности.

«У нас много семейных традиций. Например, как и наши прадеды, мы пишем письма друг другу из путешествий о том, что происходит в нашей жизни. Когда-то мы пересылали их в конвертах, а сейчас, конечно, через интернет. Каждый из нас хранит генеалогическое древо, которое мы обновляем каждые десять лет. Радостно видеть, что на нем появляются молодые побеги», — делится Бретт.

Традиция романтической любви у них в крови, уверяет Бретт. Свою половину он узнал с первого взгляда на одной из вечеринок в Сан-Франциско. Ему было 18, он подменил заболевшего пианиста и играл ту самую музыку времен «Титаника».

Гробница на двоих

Всплывшее тело Исидора подобрало британское судно «Mackay-Bennett», его опознали в канадском Галифаксе, ближайшем населенном пункте от места трагедии, расположенном примерно в тысяче километрах от затонувшего судна, и затем доставили в Нью-Йорк. Тело Иды так и не было найдено.

На поминальную службу по Иде и Исидору 12 мая 1912 года в местный собор на верхний Уэст-сайт пришли около шести тысяч человек, восемь тысяч стояли на улице. На первую лекцию о судьбе этой пары в сентябре того же года собрались 40 тысяч человек — полиция по соображениям безопасности запретила мероприятие.

Исидор покоится в фамильном склепе на историческом кладбище Вудлон в Вестчестере, респектабельном пригороде Нью-Йорка.

«Даже глубокие воды не могут ни погасить любовь, ни утопить», — написано на кладбищенском памятнике, отлитом в виде корабля.

 

Памятная табличка семье Штраус, установленная на центральном универмаге Macy’s в Нью-Йорке. *Их жизнь была прекрасна, а их смерть – величественна.*

Реальная история «Tumaнuка»: любовь, которую невозможно ни погасить, ни утопить