Сестру жены уволили с работы, оплачивать съемную квартиру стало нечем. Жена слезно попросила:

Сестру жены уволили с работы, оплачивать съемную квартиру стало нечем. Жена слезно попросила:

— Всего на месяцок-другой, помочь надо бедолаге!

Неделя первая.

Блины на завтрак. Суп, второе и компот — на обед. Пироги и или пицца на ужин. С утра до вечера по собеседованиям бегает, когда только успевает?

Неделя вторая.

Демо-режим кончился. Заходит на кухню, зевает, чешет пузо и спрашивает:

— Есть что пожрать?

Сметает всё подчистую, нехотя собирается на собеседование.

Неделя третья.

Не пришла ночевать, уйдя устраиваться на работу в платье жены. В том самом, которое:

— Ну посмотри как оно на мне сидит! Грех не купить, ещё и со скидкой!

Купил, ползарплаты отдал. Год платье в шкафу висело, место занимало. Надо же: пригодилось!

Пришла утром, вся помятая. Бухнулась спать. Пришли с работы — красавица очухалась. На отказ сбегать за минералкой скорчила недовольное лицо.

Неделя четвёртая.

— Я нашла работу!

Мысленно сплясал румбу.

— Есть одно НО: мне нужна машина. Если на автомобиле компании, то копейки буду выходить. У вас две машины на двоих, я буду работать сутки через двое, один день повозишь жену на работу сам. А я на машине сестры таксовать буду.

Твою ж налево!

Жена машину зажопила, свояченица возобновила поиски работы. Частота походов на собеседование, по сравнению с первой неделей, снизилась в пять раз.

Неделя пятая.

Ночевала у нас три ночи из семи. На туалетную бумагу денег нет, зато надыбала где-то новую сумочку. Жена охнула:

— Какая прелесть!

Купил точно такую же. В прихожей стало две одинаковые сумки. Бабы же? Перепутали: жена собралась на работу без ключей от машины. У подъезда заметила, вернулась.

Неделя шестая.

Звонки с поиском работы и оббивание порогов различных организаций с резюме в зубах прекратились вовсе. Дом 2 вещал круглосуточно. На просьбу помыть за собой тарелку, орала:

— Я тебе не домработница!

За спиной начались шепотки:

— Ну и муж у тебя! Посудомойку купить не может, ты же женщина! Работаешь наравне, по дому порхаешь. А он? Эксплуататор! Гнать его надо в шею!

Неделя седьмая.

Выехал домой с работы, звонок от «любимой» свояченицы:

— Заедь в магазин, купи мне прокладки.

— Эмм.. Позвони своей сестре с такой просьбой.

— Она и так устаёт. Тебе что, трудно?

Соглашаюсь:

— Трудно.

— Козёл!

Приехал, жена уже дома, утешает плачущую безработную. На меня бросилась с порога:

— Ты что, не мог в магазин заехать? Ты зачем мою сестру копейкой попрекаешь? Видишь ведь, в каком она положении! Человеку и так плохо, а ты ей ещё хамишь!

Неделя восьмая.

— Муж, дай денег, даже на бензин нет.

— Ты же недавно зарплату получила? — удивился.

— Мы сестре костюм брючный купили. Она хочет в банк на работу устроиться.

— Может, сначала надо было устроится, а потом одежду покупать? — ну логично же?

— А на собеседование она в чём должна идти?

— Может, это её проблемы?

— Права она: ты — бесчувственный сухарь! Только о себе думаешь!

— Ты права. И сейчас я тебе это докажу.

Иду в гостиную, открываю шкаф, начинаю собирать монатки свояченицы.

— Ты что делаешь? — верещит свояченица.

— Всё, бесплатная гостиница прикрыта. Дуй к маме в Воронеж.

Вещи собрал за 15 минут, предложил загостившейся одеться самостоятельно, во избежание попадания за порог моей квартиры в домашней одежде.

Пинка не отвесил — сдержался. Истерика жены была пресечена на корню с помощью шантажа:

— Пешком будешь ходить, до своей следующей зарплаты!

Неделя девятая.

Тёща позвонила. Сказала, что я нанёс её семье глубочайшее оскорбление, и что ноги её в моём доме не будет никогда. Станцевал румбу в реале.

Без шепотков и науськиваний свояченицы, вернулась моя нормальная жена. Аллилуйя.

Да ну нафиг, больше никакой помощи уволенным и обездомленным. Пусть на вокзале кукуют, спокойствие моей семьи важнее.

Источник

Сестру жены уволили с работы, оплачивать съемную квартиру стало нечем. Жена слезно попросила: